Евгений ЛАРИН: «Верю в прогресс Анны Хныченковой»

В гостях у Sport.ua побывал президент Украинской федерации фигурного катания

Sport.ua, Евгений Ларин
© Sport.ua, Евгений Ларин
Во вторник, 9 февраля, гостем редакции Sport.ua стал президент Украинской федерации фигурного катания Евгений ЛАРИН. Он ответил на вопросы журналистов и читателей сайта об украинских спортсменах, финансировании, о возможном проведении чемпионата Европы в Киеве и многом другом. 
 
— Подведите итоги чемпионата Европы по фигурному катанию. Наверное, плачевные результаты для украинских фигуристов. Или Вы не согласны?
— Все зависит от того, что считать отправной точкой. Безусловно, это не медали. Мы на эти медали и не рассчитывали. Мы объективно смотрим на подготовку и уровень наших спортсменов. Мы должны сделать один вывод: наша команда — это команда юниоров. Иван Павлов, танцевальный дует — юниоры. Анна Хныченкова — уже не юниор, она впервые выступает на чемпионате такого уровня. Сказать, что я доволен, не могу. Сказать, что я категорически не доволен результатами, тоже не могу. Скажу в отдельности по каждому из видов. В мужском одиночном катании мы можем анализировать прогресс или регресс каждого из спортсменов, представляющих нашу страну. Сегодня в лице Ивана Павлова это прогресс. В лице его ближайшего конкурента Ярослава Паниоты это также прогресс. Между ними появилась конкуренция. Если взять того же Якова Годорожу, который мог бы выступать сегодня за Украину, он не смог бы конкурировать с теми же Паниотом и Павловым, потому что его уровень фигурного катания на аналогичном чемпионате два или три года назад был гораздо ниже. Фигурное катание и подготовка этих спортсменов прогрессируют. Если взять Паниота, сегодня он владеет двумя четверными прыжками. Кто еще из сборной команды Украины владел четверными прыжками и исполнял их на серьезных чемпионатах? Наверное, мы долго будем вспоминать, и это было давно. Безусловно, был тот же Быченко. Результатом Ани Хныченковой я, безусловно, недоволен. Анна Хныченкова — спортсмен сборной команды Украины. Она долгое время была вторым номером команды, и ее это устраивало. После прошлого чемпионата Украины мы рассматривали варианты, кто поедет на чемпионат Европы, а кто на чемпионат мира. У каждого спортсмена есть цель. Вам и вашему тренеру предлагают поехать на чемпионат мира и защитить честь вашей страны. Мы приняли то решение, которое высказали ее тренер и она лично. Сегодня мы видим спортсмена, который на протяжении последних двух лет не показывает явного прогресса. Я считаю, что это не конкретно ее вина, это общая проблема. Проблема в том, что мы как федерация можем рекомендовать, мы не можем заставить, у нас нет рычага влияния. Мы рекомендуем, просим, предлагаем. Результат мы можем только желать. Я неоднократно предлагал Анне с ее тренером приехать в Киев. Мое мнение, что сегодняшнее фигурное катание во всем мире работает не за счет того, что один тренер ведет его всю жизнь. Работает группа людей, это работа командная — тогда мы увидим результат. Анна с тренером по тем или иным причинам отказались приезжать в Киев. Мы также рассматривали вариант ее летнего лагеря в США. Предлагали помощь и Вячеслав Загороднюк, и наши коллеги из Нью-Йорка. Анна говорит, что не может поехать туда без своего тренера. А тренер говорит, что не может туда поехать, потому что у него 50 маленьких детей. Причина объективная, он не может ради Анны оставить других своих спортсменов. На это мы влияния тоже не имеем. Я верю в прогресс Анны, я знаю, что она может. Если бы, к примеру, на чемпионате Европы сейчас Анна не сорвала свой элемент в короткой программе — она однозначно была бы в топ-15, где-то ближе к десятке. Если бы она немного подтянула свои компоненты — артистизм, интерпретацию, связующие элементы в программе — она была бы выше десятки. Может ли она это? 100% может.
 
— Почему Вы считаете, что к чемпионату мира через два месяца Анна будет в лучшей форме?
— Я говорю о том, что потенциально она может. Я и большая часть коллег из федерации потенциально в нее верим. Спортсмен владеет каскадом 3-3. Научиться прыгать гораздо сложнее, чем научиться вращаться и делать шаги. Прыжки — это дар, тебе это либо дано, либо не дано. Ей дано. Она и ее тренер сказали, что приложат максимум усилий для того, чтобы улучшить свои компоненты в программе и показать достойный прокат. У нас нет причин им не верить. У нее есть шанс. Она понимает, что ей в спину дышат конкуренты, молодые девушки. Например, Анастасия Гожва.
 
— Каким образом федерация может помочь? Финансово?
— В этом году мы купили ей летом первую пару ботинок. Она каталась, в итоге они у нее сломались. Мы купили ей вторую пару ботинок, которые спустя время тоже сломались. Завод, который делает эти ботинки, ответил нам, что мы что неправильно подбираем размер, и они неправильно шнуруются. В результате мы поменяли на ботинки другой фирмы, она катается сегодня на третьих ботинках, прошло меньше полугода. Вроде бы она ими довольна, чему рад я.
Финансовая часть: мы закрываем спортсмену те вопросы, которые не закрывает Министерство спорта. В этом году у Министерства спорта не было возможности закупать инвентарь, в их бюджете это не предусмотрено, поэтому в этом году инвентарь покупала федерация.
Мы должны пожелать ей собраться и выступить на максимальном уровне, который у нее есть, и на чемпионате мира показать все, что она умеет. Этого будет достаточно, чтобы мы не только ею гордились, как мы гордимся сейчас, но и увидели наш флаг в первой десятке.
 
— Гончаров-Грушина вроде бы недавно претендовали и на олимпийские медали, и на медали на чемпионатах Европы и мира. Сейчас даже не квалифицируются ребята в финалы. Почему так?
— Я не согласен, что мы не квалифицируемся в финалы. Во-первых, это вторая пара в Украине, не первая. Во-вторых, не надо забывать о том, что в прошлом году у нас была бронзовая медаль чемпионата мира среди юниоров, такого не было очень давно. Безусловно, наши ставки были на пару Назарова — Никитин. Но Александра получила травму на тренировке. Провели операцию, операция прошла успешно, Саша снова в тренировочном процессе. Говорить о том, что мы не квалифицируемся, нельзя. Да, наша пара допустила ошибку. Каждый имеет право на ошибку. Они — хорошие, перспективные ребята, они прогрессируют. Да, сегодня не показали результат. Назарова — Никитин сразу показали? А Грушина — Гончаров сразу показали результат? Нет. Вся команда юниорская. Старшего поколения практически не осталось, когда я пришел. Сегодня мы занимаемся тем, чтобы привлечь максимальное количество людей и сделать все для того, чтобы эти люди никуда не пропали. Мы должны дать мотивацию нашим молодым спортсменам. По поводу танцевальных дуэтов — не нужно делать поспешных выводов, все допускали ошибки. Эта ошибка должна послужить для них уроком и мотивацией двигаться дальше.
 
— Когда Саша Назарова восстановится, выйдет на лед?
— Саша катается, занимается уже практически в полную силу. Они готовятся к чемпионату мира. Гайструк — Олейник тоже готовятся. Для танцевальных пар на чемпионат Европы мы поставили задачу: достичь лучшего результата, чем в прошлом сезоне. В прошлом сезоне Назарова — Никитин были одиннадцатые, мы чуть-чуть не дотянули до десятого места. У Гайструк-Олейник была поставлена задача 11 место, они ее не выполнили. Поэтому сегодня мы имеем полное право пересмотреть состав команды на чемпионат мира. Кто будет в лучшей форме — те и поедут на чемпионат.
Она практически до конца восстановилась. Медики говорят, что процесс реабилитации прошел нормально. Она занимается полноценной подготовкой к основному для себя чемпионату. Эти пары находятся на равных ступеньках.
 
— Куда делся сильный танцевальный дуэт, который в 2012 попадал в финал юниорского Гран-при — Носуля-Холонюк?
— Носуля закончила кататься еще до моего прихода в федерацию, она решила посвятить себя учебе. Насколько мне известно, она учится или в Институте международных отношений, или в Институте журналистики. По окончании института мы хотим предложить ей поучаствовать в жизни фигурного катания в роли либо судьи, либо консультанта. Мы хотели бы с ней сотрудничать. Холонюку в связи с тем, что его партнерша закончила кататься, не с кем было кататься на тот момент. Он пробовал себя с девочкой из Германии. К сожалению, не сложилось, он не стал выступать с ней. Он вернулся в Украину и работает сегодня тренером.
 
— Вы рады тому, что украинские ребята остаются в Украине, работают тренерами?
— Безусловно.
 
— Это тоже Ваша заслуга?
— Это его решение. Он — хороший специалист, одаренный парень. Он всю жизнь провел на катке. Я уверен в том, что в перспективе он будет одним из лучших специалистов танца.

 
— Когда можно ждать появления новых Баюл, Грушиных и Гончаровых, Петренок, чтобы ребята не приносили славу Германии, Израилю или России? 
— У нас очень перспективная спортивная пара из Днепропетровска — Оганесян — Бардей. Они попали в финал Гран-при. Не допустив определенной ошибки, они были бы в топ-3 на финале Гран-при юниорском. У них очень хорошая перспектива. Я думаю, что они могут стать именитыми спортсменами, которые представляют нашу страну. Если говорить о мужском одиночном катании, у нас очень хорошая перспектива. У нас есть Паниот, Павлов. У нас есть маленький Шмуратко, который сейчас едет в Лиллехаммер на юношеские Олимпийские игры. И много растет других молодых спортсменов, которые будут показывать результаты. В женском одиночном катании — Гожева, Архипова. Это девочки, которые владеют каскадами 3-3. Давно такого не было. Мы не можем сравнивать их, например, с Баюл, потому что фигурное катание того времени и сегодня отличается. Сегодня гораздо сложнее, гораздо выше требования. В танцевальных дуэтах, конечно, есть перспектива. Назарова — Никитин — бронзовые призеры чемпионата мира среди юниоров. Но зависит от многих факторов — состояния здоровья, ситуации в стране и т.д. Не нужно списывать со счетов ту же Елизавету Усманцеву. Перспективная парница, которая долгое время тренировалась в Америке. Я считаю, что она может быть той же Волосожар или Савченко. Я верю в ее перспективу.
 
— Что же произошло с парой Усманцевой? Вы говорили перед чемпионатом, что она еще не готова, что-то было со здоровьем, тем не менее, ребята выступили на чемпионате США, пусть и не очень успешно. Начали появляться слухи, что Лиза уедет выступать за США...
— Это неправда — что она уедет выступать за США. Никто из Украины не знал о том, что она собирается участвовать в чемпионате Америки. Решение было принято на уровне родителей партнера с целью того, чтобы партнер выступил хоть раз на каком-то чемпионате. Если они выступают в чемпионате Америки, это не означает, что они выступают за Америку. В Америке нужно быть приписанным к какому-то клубу, чтобы кататься на катке по льготным условиям. Партнер сейчас получил серьезную травму плеча и они ищут возможности, как эту травму вылечить. Многие врачи говорят, что нужно проводить операцию. Сегодня Матей с отцом ищут варианты, как вылечиться без операции. Возможно, они будут вместе кататься, все зависит от здоровья ее партнера. Они посвятили практически целый год тому, чтобы выступить на этом чемпионате Украины. Да, этого не случилось. Я очень сожалею, что они не приехали.
 
— Будут ли какие-то санкции? Или у вас устные договоренности?
— Наши договоренности от этого не нарушились. Мы финансировать их не можем, они не члены национальной сборной.
 
— Вы сейчас, когда смотрите на победы той же Волосожар, Алены Савченко, Леши Быченко, что чувствуете?
— Прежде всего я рад за них. Я с ними катался в свое время на одном катке, они посвятили себя спорту, а я пошел учиться в институт. Они выбрали хороший путь, я рад за них. Я искренне порадовался за Лешу Быченко. Я искренне рад за Таню Волосожар, за Алену Савченко. Это их успех. Да, безусловно, вложила много в них и Украина, но Украина почему-то забыла про них в какой-то момент. Украина посчитала, что они не нужны, что есть другие, которые более интересны. Безусловно, мне обидно, что не наш гимн играет на чемпионате, что нет нашего флага над пьедесталом, но я ничего не могу с этим сделать.
 
— Таня Волосожар уехала в Россию, потому что страна не обеспечила. Сейчас что-то изменилось? Или спортсмены будут хотеть уехать в другие страны?
— Бесплатного спорта не существует нигде, только у нас. Мы — самая богатая страна в мире, мы можем позволить себе бесплатный спорт. Если говорить о спонсорах, у нас крупные компании не заинтересованы в том, чтобы заниматься меценатством. Что они получат взамен? То есть вы должны просто подарить свои деньги. А в условиях того, что вы не знаете, что будет завтра, вы хотите дарить свои деньги кому-то?
 
— Но перспектива же должна быть...
— Уже месяца четыре совместно с господином Ждановым, его командой и некоторыми другими федерациями мы ведем работу по проекту закона о меценатстве в спорте, который предусматривает изменения в налоговом кодексе и в некоторых других законодательных актах, что позволит заинтересовать спонсора делать прямые инвестиции в спорт. Он получит какие-то налоговые льготы, бонусы, в этом есть смысл. Тогда есть потенциал того, что эта экономика выйдет из тени. Бизнесмену лучше не заниматься теневыми схемами, где вы все равно будете тратить деньги для того, чтобы получить обратно свой капитал. Вы потратите деньги на спорт, снивелируете какой-то процент по своей прибыли, не будете их платить напрямую в бюджет, а поможете спорту, какой-то детско-юношеской школе, это интереснее. Так работают во многих странах мира. Но сегодня у нас нет тех условий, при которых человек захочет инвестировать.
 
— Как случилась, когда Алексей Быченко не попадал в сборную команду Украины?
— Он сегодня гражданин Израиля. Федерация Израиля вложила многое в этого спортсмена. Как говорит Леша: «Они побороли мою лень». Это важно. У нас с Советского Союза принято, что людей много, нужно не заставлять, а найти того, кому это нужно. Я не согласен с этим, потому что спортсмен, приходящий на каток, должен получить мотивацию и интерес от занятий этим видом спорта. Тренер иногда должен его заставить, подтолкнуть к чему-то. Тренер, который играет в телефоне во время тренировки, явно не сможет помочь спортсмену достичь хороших результатов.
 
— Вы наблюдаете таких тренеров?
— Да. Но это не в поле возможных действий федерации. Мы можем позвонить директору школы и сказать, что спортсмен не занимается должным образом. Но директору не будет приятно слушать критику от президента Федерации фигурного катания. Ситуация изменилась с тех пор, как я пришел в федерацию — в 2012 году. Сейчас другие финансовые возможности у областей и городов. Школы не финансируются в таком объеме, как раньше. Госбюджет в таком объеме не может финансировать фигурное катание. В прошлом году было выделено 3,2 миллиона гривен на фигурное катание. Что за эти деньги можно сделать?
 
— А в нынешнем году какой бюджет национальной сборной?
— 3,2 и, возможно, плюс 700. Мы работаем над вопросом увеличения финансирования, мы ищем возможности получить дополнительные деньги именно под фигурное катание. Потому что на эти деньги мы не сможем провести ни одни хорошие международные соревнования. Мы не покроем затрат, это нереально. Многие думают, что эти деньги получает федерация, мы сидим и распределяем, куда мы хотим их потратить. Это неправда. Эти деньги мы получаем из государственного бюджета от Министерства спорта. Министерство спорта отдает их своему профильному ДП «Укрспортобеспечение». И «Укрспортобеспечение» финансирует по статьям, утвержденных министерством: проведение сборов, транспортные расходы, проживание тренера и проведение трех национальных соревнований в году (взрослый чемпионат Украины, юниорский и чемпионат Украины среди юношества). Эти чемпионаты финансируются частично. Это то, что сегодня может позволить себе государство. Но я не хочу винить государство в этом, это менталитет наш. У нас все говорят о бесплатном спорте. Но в Америке, где ведущая экономика мира, нет бесплатного спорта. Как мы со множеством другие проблем можем иметь бесплатный спорт?
 
— Будет ли хотя бы минимальный сбор перед чемпионатом мира в Бостоне, чтобы ребята акклиматизировались, попробовали себя? Будет ли меняться состав команды на чемпионат мира?
— Решение по акклиматизации принимают тренеры, спортсмен и наша медицинская комиссия. Мы — уже последняя организация, которая говорит, можем мы это себе позволить или нет. Если не можем этого сделать — все равно находим возможности, как это решить.
Безусловно, они приезжают на чемпионат заранее. Безусловно, у них есть тренировки перед выступлениями. Они могут приехать за два-три-четыре дня до чемпионата. Это зависит от того, как составлен график соревнований.
Корректировки состава не будет 99,9%. Я надеюсь, что никаких форс-мажорных обстоятельств не возникнет. Сегодня Ваня Павлов и Хныченкова готовятся на взрослый чемпионат мира. На чемпионат мира среди юниоров готовится Паниот.
 
— Правда ли, что по Вашему настоянию Паниот поменял тренера — Загороднюка, у которого тренировался пять лет, на Морозова? Может, это не совсем патриотично? Чего Вы этим добиваетесь?
— Я не являлся сторонником ухода от Вячеслава Васильевича Загороднюка. Я просил усилить работу, приехать в максимальной форме на чемпионат Украины. Я приезжал к нему в Лос-Анджелес, смотрел его тренировки, условия, поснимал его на видео, обсудили с Вячеславом Васильевичем, как мы будем стратегически двигаться, что мы хотим получить. Приезжает спортсмен на чемпионат Украины и выступает, скажем так, не очень. Мы собираемся, я спрашиваю, почему так получилось. Вячеслав Васильевич мне говорит: «Мы начали тренироваться за две недели до старта». Как такое может быть? «Наш спортсмен не хотел тренироваться». Безусловно, для меня это удивление, потому что я общался с ними каждую неделю, принимал участие в тренировках. В мае прошлого года мною с Загороднюком был разработан план подготовки: Паниот поедет с Загороднюком в Нью-Джерси к Коле Морозову — и они вместе поставят ему программу. Коля известен как хороший постановщик, тренер, этому есть фактические доказательства. Для меня как для менеджера федерации важно, чтобы лучший специалист поставил нашему лучшему на тот день спортсмену лучшую программу. Я предложил Вячеславу Васильевичу усилить работу Ярослава другими специалистами. Я предлагал поехать к украинцу — они отказались. Я предложил поехать к Коле Морозову — они тоже отказались. Я обсуждал с ними тренировочный процесс часа три. Я узнал, сколько Паниот тренируется в Америке на катке — два раза по 45 минут в день.
 
— Может, он не хочет заниматься фигурным катанием?
— Он очень хочет, он — фанат фигурного катания. Мне его мама рассказала историю, как его не взяли в школу фигурного катания в Одессе, еще очень давно. Потом они поехали в Днепропетровск, потом в Киев, потом в Москву, потом вернулись в Киев. Его мама говорит: «Я всю жизнь езжу за Яриком. Я хочу, чтобы он стал фигуристом, а он хочет этого еще больше, он хочет стать чемпионом». Поэтому говорить, что он не хочет — это неправда. Говорить, что тренировочный процесс был поставлен не совсем правильно — это да, так оно и есть. Я предлагал, чтобы Ярослав поехал с Вячеславом Васильевичем к Коле, чтобы подтянуть компоненты по программе. Вячеслав Васильевич не смог поехать, потому что он готовил спортсмена к чемпионату Америки. Ярослав полетел сам. Я хотел, чтобы была большая команда, которая будет работать на результат. Мне на второй день пребывания в Нью-Йорке звонит Паниот и говорит: «По-моему, я первый раз в жизни начал тренироваться». Мама его до этого мне говорила, что он много времени проводит в телефоне, компьютере. В результате он говорит, что не может сесть за компьютер, у него нет сил. Мне, с одной стороны, приятно, что он наконец-то начал работать. Но для него большой вопрос: что же он делал раньше? Тренер ставит стратегию. Ни в коем случае не хочу обвинить Вячеслава Васильевича, он со своей стороны подключил американского хореографа, но тот не дал нужного результата. Этот хореограф очень хороший, но он не фигурист. И некоторые технические требования они, наверное, не учли. Это только догадки с моей стороны. Их мнение: не работает Ярослав. А Ярослав говорит, что он сделал то, что поставили.
Вячеслав Васильевич многие технические элементы очень правильно ставит. Он своеобразно, но очень интересно работает со спортсменами.
Мне важно, чтобы коллектив работал и каждый знал, чем он занимается. Специалистов широкого профиля мог воспитать только Советский Союз. Сегодня мы понимаем, что специалисты есть в разных отраслях и лучше, чем они есть в общей массе.

 
— На этапе юниорского Гран-При в Испании серьезную травму во время произвольного танца получила Ангелина Синкевич. Сколько времени потребуется на ее восстановление? 
— Да, я знаю об этой ситуации, мне очень жаль. Конечно, я сожалею о том, что она получила травму. Сейчас она начинает восстанавливаться, периодически выходит на лет. Егор Егоров — ее партнер — катается, он на льду. Сейчас вопрос за ней — когда она восстановится. Будут они кататься вместе или раздельно — тоже вопрос достаточно непонятный. Сегодня Егор катается у Воробьевой, изначально это пара, которая каталась у Марии Тумановской. Как это будет завтра — посмотрим. Выбор за ними. Мы за то, чтобы эта пара была.
 
— Нет ли желания опять провести в Украине международный турнир, как это было в 2013 году? Если не секрет, сколько было потрачено денег на тот турнир и была ли отдача от спонсоров, от продажи билетов?
— Планировали, планируем и будем планировать проводить такого рода соревнования. Что стало проблемой непроведения соревнований в 2014 году? Многие не знают, с какими проблемами мы столкнулись в 2013 году. В ночь перед началом соревнований к нам должен заехать «Беркут» (20 автобусов) на поселение во Дворец спорта. Понятное дело, что это невозможно. Это маленькая капля из тех проблем, которые были на тот момент. Это был, наверное, самый большой и самый сложный опыт для всех, кто принимал участие в организации этого турнира. 24 команды заявились, некоторые снялись, американцы не приехали, потому что у них было послание от государственного департамента о том, что они не рекомендуют посещать сейчас Украину. По этой причине многие не доехали. Второй момент — была заявлена Юна Ким, олимпийская чемпионка, которая по разным обстоятельствам не приехала. Я думаю, одно из обстоятельств — то, что начиналось происходить у нас в стране. Подготовка — сложный процесс, в котором задействовано более ста человек. Безусловно, я сегодня думаю о том, чтобы заявиться и провести турнир в конце года. Очень много рисков. Первый — в бюджете нет денег. Их не было и в прошлый раз. Сегодня не 2012 год, никто не положит тех денег, которые положили тогда. В бюджете три миллиона, на проведение таких соревнований нужно минимум 12-14. Думаю, очень маленькая вероятность того, что нам дадут эти деньги. Сегодня спорт — не №1 для нашей страны. Сможем ли получить какое-то финансирование из бюджета? Безусловно, мы будем искать остальную часть денег для того, чтобы провести эти соревнования.
 
— Сколько потратили?
— Проведение соревнований стоило очень дорого, точную цифру не скажу, не помню.
 
— Стоило это сделать?
— Для имиджа страны — да. Для того, чтобы нас начали воспринимать в Международном союзе конькобежцев — да. Я же не рассказывал, для чего я их проводил. Моя задача была — чемпионат Европы в Киеве. Это задача, которую я поставил перед собой, когда пришел. Я очень хотел, чтобы один из престижнейших турниров мира прошел в Киеве. И это было в принципе несложно, если бы не было ситуаций, которые последовали у нас в стране дальше. Мы должны были провести международные соревнования на очень хорошем уровне, чтобы ИСУ сказала, что мы готовы принять чемпионат Европы. Это важно для страны и популяризации спорта. Почему мы их не провели? Очень хорошие фидбеки мы получили от международных федераций. Они все сказали, что это было классно, это было лучше, чем чемпионат Европы в некоторых странах, что им очень понравилось и они с удовольствием приехали бы в Украину. Мы хотели проводить такие соревнования в 2014 году, но это невозможно. Мы не можем заявиться и потом вдруг отменить их — тогда все, что мы делали на протяжении последних лет, пойдет в минус. Мы все равно хотим провести чемпионат Европы в Украине. Мы думаем о том, чтобы попробовать подать заявку на 2019 год на чемпионат Европы, это свободная дата. Что будет в 2019 году — никто не знает. Но заявляться мы должны сейчас, потому что на конгрессе в этом году в Дубровнике совет ИСУ будет принимать решение о том, где будут проходить следующие чемпионаты.
 
— Основным требованием будет гарантия безопасности?
— Там есть технические требования, там целая книжка требований. Если ситуация в стране стабилизируется — нам дадут эти соревнования.

 
— Учитывая ограниченный бюджет Федерации, как Вы оцениваете подготовленность спортсмена или команды к международным соревнованиям? Каким образом Федерация контролирует своих спортсменов от потенциальных нарушений Всемирного Антидопингового кодекса? 
— Мы в федерации создали Медицинскую антидопинговую комиссию. Главой этой комиссии является Амбарцумов Рубен, он же является членом антидопинговой комиссии Международного союза конькобежцев, это наше представительство за границей. Это как раз один из плюсов. Он, естественно, получает основную информацию и доносит это до спортсменов, тренеров, директоров школ. Это его зона ответственности, его работа.
Безусловно, существует отдельная организация у нас, которая контролирует эти вопросы. Она сотрудничает с нашей федерацией, с Национальным олимпийским комитетом. Все по чуть-чуть контролируют везде. Поэтому, слава Богу, с этим у нас проблем нет. В фигурном катании мы не играем с запрещенными препаратами.
 
— Есть возможность, когда украинский спортсмен выступает в паре с представителем другой страны, и представитель другой страны оплачивает сборы. Насколько такая практика возможна?
— Такая практика существует, безусловно. Мы не преследуем цель, чтобы наши спортсмены выступали за другие страны. Но если сегодня-завтра мы не можем ему дать то, что ему нужно, а ему это кто-то предлагает — было бы очень нечестно и некрасиво удерживать.
 
— Интересует вопрос о недопустимости проведения соревнований неквалифицированными организаторами, такими, как Тамара Цимбал. Соревнования проводятся по непонятным правилам с сомнительным судейством, дети получают травмы из-за некачественного льда и т.п. Все это проводится якобы под эгидой федерации...
— Это не под эгидой федерации. Существует организация, принципы работы которой мне до конца не известны. К сожалению, этот факт есть. Мы пытаемся если не бороться с ним, то хотя бы уговорить их войти в правовое поле. Эта зона ответственности не наша как федерации, но мы должны об этом беспокоиться тоже. Это зона ответственности Министерства спорта и управления спорта в регионах. Я уверяю, что все соревнования, которые мы проводим, есть на сайте нашей федерации, всегда с ними можно ознакомиться.
Я не знаю, что толкает этих людей заниматься такими вещами. Министерство этим вопросом занимается. Если мы хотим жить в демократическом правовом государстве, мы должны начать с себя. Если мы сегодня поддерживаем сепаратизм в фигурном катании, то как мы можем говорить о глобальных вещах? Все начинается с малого.
 
— Когда Вы перестанете требовать деньги за проведение любительских стартов (Винница, Черновцы, Кировоград, Полтава)? Вам не хватает на отпуск? Так ли это на самом деле?
— Мы в тех регионах до сегодня никаких соревнований не проводили, поэтому говорить, что мы что-то от кого-то требуем — неправда.
 
— Какие задачи наших ребят на чемпионате мира? Или не ставите целей, дабы не давить психологически?
— Самая главная задача перед каждым спортсменом — сделать максимум того, что он умеет. Задача, которую федерация перед ними поставит — лучший прокат. Мы не должны морально перегрузить спортсмена, мы должны подарить ему энергию, которая подбодрит его, чтобы он сделал все, что он умеет, и этого достаточно.
 
— Финансовая мотивация будет у спортсменов?
— Например, Назарова-Никитин получают стипендию, заработную плату. Это финансовая мотивация?
 
— Да. Но, может, будут бонусы?
— Давайте говорить о бонусах, когда будет результат. Будет результат — будет и бонус. Мы им полностью оплачиваем костюмы, ботинки с коньками, все по возможности. Я сам из спорта, поэтому для меня важно, чтобы они своевременно получали, что им нужно. Мы покупаем коньки, но никто же не знает, откуда мы эти деньги берем, это проблема нашей организации. Но мы это делаем. Мы нашли возможность — мы это сделали. Но, как вы понимаете, обеспечить всех невозможно. Безусловно, мы заинтересованы в том, чтобы найти для них спонсора, как это делает американская федерация. Но спонсора можно искать под места.
 
— За кого Вы болеете, кроме украинцев? Есть ли у Вас любимчики, кого нужно обязательно посмотреть?
— Безусловно, есть. В каждом виде соревнований свои. Мне нравится Фернандес. Кто-то отдает больше предпочтения Ханю. Я ставлю на первое место Фернандеса, по легкости катания, по скольжению — наверное, все-таки Ханю. Мне всегда интересно прийти на этих спортсменов посмотреть. Я, безусловно, болею за всех украинских спортсменов, которые выступают за другие страны. Многие из них мои друзья, коллеги по спорту, я с кем-то катался, кто-то уже тренер — это дружная семья. Может, для кого-то это станет неожиданностью, но на соревнованиях никто о политике не говорит, и это хорошо. Там все дружны и все болеют за всех. Передать эту атмосферу сложно, это нужно прийти и почувствовать. Все спортсмены интересные. Есть пара, которая выступает за Германию, Нелли Жиганшина — Александер Гажи. Тренирует их один из ведущих специалистов Ростислав. У них программы — это что-то новое, это творчество. Они катаются всегда в стилизованных костюмах, у них нет кислых лиц. Это душа. Вы видите, что человек работает не для галочки. Эти люди посвятили себя этому делу, это как театр. Для меня они — одни из самых интересных. Также мне очень нравится французская пара. Первое место чемпионата Европы, шикарны, едины, скольжение - супер. Это надо любить просто. Нужно сесть, познакомиться с коллективом уже завсегдатаев Международного союза конькобежцев, многим из них уже по 80 лет. Они все до сих пор приезжают на эти соревнования. Это свой маленький мир, где каждый болеет за кого-то или за всех сразу. Я не могу сказать, что у меня есть фаворит в спорте. Если у меня есть возможность, если у нас нет рабочих встреч во время соревнований, то я смотрю все соревнования. Я стараюсь уделить этому максимум времени, потому что для этого я туда и приехал, это моя работа, для меня это важно.
 


Беседовала Татьяна ЯЩУК, текстовая версия — Дария ОДАРЧЕНКО

Автор — Владимир Кунгуров, Sport.ua

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Материалы по теме
Интересные факты
Комментарии
    iceseminar
    iceseminar, 11.02.2016 10:16
    -2
    И, уважаемая фаинараневская, меня зовут Тамара, и имя пишется с большой буквы, как и любое другое. Никогда Татьяной не была и быть не собираюсь
    icealex11
    icealex11, 11.02.2016 12:43
    0
    iceseminar, 11.02.2016 10:13
    А за клевету я действительно готовлю иск и будет коллективный иск от восьми областных государственных администраций - потому что поведение господина Ларина уже переходит все границы. Пусть отвечает за свои действия
    Я думаю пугать здесь не нужно и дуть из себя не понятно что. В данной ситуации полетят головы тех "лохов-клерков", которые вам помогали. Это слабое звено госадминистраций. Ну и на будущее вы уже будете как "красная тряпка" в тех же администрациях. Раньше небезызвестный Гепа говорил Допе "Миша тебе денег никто не даст"! В вашей ситуации тоже самое. Почитайте свой устав, посмотрите, что минюст разрешил вам делать а что нет, посмотрите по каким законам вы должны действовать. Идите с поклоном в Федерацию и возглавьте направление по работе с аматорским фигурным катанием. Только не путайте аматорское (любительское) с наполовинупрофессиональным. Понятно, что вам нужно количество, ибо каждый участник это взнос$$$$$, но работайте с аматорами.
    fainaranevskaia
    fainaranevskaia, 11.02.2016 18:20
    0
    Тамара, мало того, что вы действуете не в правовом поле, так вы и еще до такой степени развернули свою "деятельность", что люди уже жалуются на вас из Киева и Белой Церкви из Житомира и Ровно и тд. Другая бы проводила соревнования среди любителей и радовалась, что дарит людям радость спорта, да и себе на хлеб зарабатывает. А вы, нет! Творите, что хотите. А чего только стоит травма участника на последних соревнованиях? На каждом шагу поливаете грязью, Ларина. У него, к стати, больше повода для подачи иска в суд на вас. Да и родителей, не одна дюжина наберется, с которыми вы, ну, очень некрасиво обошлись. И тому есть факты. Так, что за все рано или поздно нужно отвечать.
Вы не авторизованы.
Если вы хотите оставлять комментарии, пожалуйста, авторизуйтесь.
Если вы не имеете учётной записи, вы должны зарегистрироваться.